Дом в трубе фото

Добавлено: 04.08.2017, 11:05 / Просмотров: 65151


Автор сценария Александр Басов
Режиссёр Александр Басов
Оператор Михаил Присяжнюк
Сопродюссер проекта Владимир Семёновых
Композитор Игорь Назарук
Текст читал Сергей Полянский
Директор фильма Альбин Савельев
Главный консультант Александр Звягинцев
Сопродюсер проекта Андрей Карпенко
Генеральный продюсер проекта Дэвид Гамбург
Телеканал: НТВ
1999 год В сетях дьявола - Крюков и ОмегаВ сетях дьявола - Крюков и ОмегаКрюков проходящий уже по базе?Крюков проходящий уже по базе?Педагог педофил Дмитрий КрюковПедагог педофил Дмитрий Крюков

Лето девяносто восьмого года выдалось жарким. Работники уголовного московского розыска чувствовали это и в прямом и переносном смысле. В начале июня в мусорном контейнере на территории одного из московских парков был обнаружен трупп двадцатилетней Ольги М. Характер повреждений не оставлял сомнений: убийство дело рук сексуального маньяка. Экспертиза установила, что перед смертью жертва была изнасилована. Мишенью для нескольких ударов ножом стали половые органы погибшей. Почерк преступника заставил вспомнить оперативников о двух нераскрытых убийствах в московских парках, совершенных год назад. Все свидетельствовало: в городе появился очередной Джек Потрошитель. Объединив дела по раскрытию трех убийств в одно, милиция взялась за дело. Начались проверки лиц с неустойчивой психикой, ранее судимых за сексуальные преступления и других потенциальных подозреваемых. Оперативники хорошо помнили, какой ужас наводил на горожан маньяк Головкин, совершивший серию жестоких убийств в Подмосковье, и живодер Ряховский, чьими жертвами также были несовершеннолетние. Поэтому мобилизовали все силы для поимки преступника. Старшему оперуполномоченному МУРА Александру Рюмину дали поручение: разобраться с анонимным письмом, пришедшим в один из отделов милиции города. Автор письма без обиняков заявлял: Ольгу Н убил некто Дмитрий Крюков, но ни источника информации, ни мотива, ни подписи в письме не было. Доброжелатель, как говорится, пожелал остаться неизвестным. Анонимка штука ненадежная, это оперативники знали. Но знали и другое: всякая информация должна быть проверена. Так кого же автор обвинял в злодеянии? Крюков Дмитрий Александрович – шестьдесят пятого года рождения, русский, холост, беспартийный. После окончания в восемьдесят седьмом году пединститута работал воспитателем в одном из подмосковных детдомов, автор прогрессивной методики обучения трудных детей. В девяностом году уволен из-за конфликта с администрацией, с того же года автор и организатор и директор первого частного семейного детского дом. С девяносто третьего и по сей день – директор и педагог частного детского дома «Омега». Автор трех научных работ по педагогике, участник международной конференции «В защиту детства». Не судим, связей в криминальном мире не имеет. По оперативным сводкам не проходил. Вот и все, что мог поведать о Крюкове служебный компьютер. Но это не означало, что анонимку можно отправить в корзину для бумаг. Круг подозреваемых был широк, не последнее место в нем занимали педагоги. На месте убийства не обнаружили следов борьбы, жертва доверяла убийце. Терроризирующий в течение нескольких лет целую область Андрей Чикатило был учителем. Именно профессиональные навыки помогали ему находить общий язык с будущими жертвами. Преподавателем был и Сергей Сливко, фиксировавший на кинопленку пытки, которыми он подвергал своих учеников, перед тем как умертвить. Сыщики знают, садисты и педофилы часто избирают профессию педагога, что бы быть поближе к потенциальным жертвам. Поэтому анализом анонимок надо было заняться всерьез. И за директором детского дома установили наружное наблюдение. Рюмин сразу же обнаружил, что это было не первое послание анонима в органы. До этого он написал в милицию еще десяток писем. В них тоже выдвигались обвинения в адрес Крюкова, но совершенно иные. Из письма в письмо автор повторял: педагог собирается похитить и убить некоего Мишеля. Кто такой Мишель и зачем его убивать – понять было невозможно. Письма были написаны нетвердым почерком и изобиловали ошибками. Русский язык у автора явно хромал. Рюмину стали ясны три вещи: первая автор писем ненавидит и боится Крюкова, именно страх заставляет его скрывать свое имя. Второе – его цель предотвратить мифическое или реальное покушение на какого-то непонятного Мишеля, и третье, об убийстве в парке он узнал скорей всего из телерепортажа, а Крюкову его приписал, чтобы привлечь внимание милиции. Но случившееся на следующий день заставило Рюмина усомниться в своих догадках. Служба наблюдения, которой поручено было отследить связи директора. Увидев, что около десяти часов утра объект на микроавтобусе «Газель» выехал с территории детдома, решила сесть ему на хвост. «Газель» покинула город, и где-то на двадцатом километре Ленинградского шоссе свернула на еле заметный проселок. Замешкавшись, оперативники пропустили поворот и затем уже не смогли отыскать микроавтобус. Казалось бы: ничего страшного не стряслось, но вечером того же дня, неподалеку от злополучного поворота был найден неопознанный труп девушки-подростка. Характер повреждений не оставлял сомнений: потрошитель продолжает бесчинствовать. Рюмин понимал: если это не чудовищное совпадение, то оплошность милиции стоила человеческой жизни. Следовало немедленно собрать более подробную информацию о директоре детдома, которого так боялся и так ненавидел автор анонимок. Это оказалось несложным делом. Дмитрий Крюков был личностью популярной, чтоб не сказать больше. Впервые о нем заговорили еще восемь лет назад, когда он был молодым воспитателем в одном из подмосковных детдомов. Многие воспитанники этого детдома были даже не в состоянии освоить программу средней школы. Большинство педагогов давно махнули на трудных детей рукой. Крюков стал дополнительно заниматься с отстающими по собственной методике. «Я надеюсь, насколько я их, я их смог полюбить, дать им. И настолько они дадут мне, обществу, деревьям, которые растут вокруг». Крюков попытался превратить учебный процесс из зубрежки в игру. И воспитанники, еще вчера числившиеся безнадежными, в короткий срок умудрились догнать своих преуспевающих собратьев. Но это, как оказалось, обрадовало далеко не всех. Течение эксперимента прервала администрация детдома. Медкомиссия признала восьмерых учеников, с которыми занимался Крюков детьми с задержанным развитием. Они подлежал к переводу в специнтернат для умственно отсталых. Крюков никак не мог согласиться, с таким решением. «Я вижу их глаза, глаза этих детей, изуродованных жизнью детей, которых почему-то хотят бросить на помойке. Я не понимаю… Ни у кого нет права отделять людей, может быть не столь развитых, как мои от других.» На помощь педагогу пришло телевидение. В ответ на упреки репортеров руководство заявило: «Крюков потому вступается за неизлечимых детей, что имел с ними недозволенные сношения». Но объяснить, что именно под этим подразумевается, отказались. Все говорило о том, что администрация из-за зависти пытается голословно осквернить молодого педагога. Это не удалось и тогда Крюкова просто уволили. Но он ушел не один, вместе с ним детдом покинули восемь воспитанников. Какое-то время Крюков и восемь малышей ютились в его малогабаритной квартире, содержал учеников на скудные учительские сбережения, но о том, что сделал – ни капли не жалел. «Саш, возьми мыло в ванной», «Девочкам надо спать». «Почему министерство может решить судьбы людей. Пусть они, конечно отсталые в развитии от сверстников, но это не дало им никакого права». Телевидение не забывало о педагоге-изгое. Крюков стал знаменит, у него появились покровители и спонсоры. В девяносто третьем году власти города приняли решение: учредить первый в истории страны частный детский дом. Крюков стал его директором и единственным педагогом. Город подарил детскому дому микроавтобус, помог финансами и выделил здание бывшего детского сада. Теперь оно стало прибежищем для восьмерых воспитанников и их учителя. Педагог присвоил своему детищу загадочное наименование «Омега».

Крюков со своими наставникамиКрюков со своими наставникамиТатуировка мангола на плече Крюкова и на его детейТатуировка мангола на плече Крюкова и на его детейГазель КрюковаГазель КрюковаФранзуженка мадам Ланкоф и ее сын МишельФранзуженка мадам Ланкоф и ее сын Мишель

Злоключения Крюкова сделали его звездой, а «Омегу» объектом пристального внимания общественности. Со дня, когда опальный учитель и его ученики покинули детский, дом минуло уже несколько лет. Воспитанникам уже вот-вот предстояло вступить во взрослую жизнь. Они сами хозяйничали в детдоме: убирали, готовили, успешно осваивали школьную программу. В профессиональных кругах всерьез поговаривали о методе Крюкова, величали его новым Макаренко. Телевидение продолжало освещать жизнь «Омеги» в своих репортажах. Она напоминала сказку со счастливым концом. Не всякие родители в наше время могут создать своим детям условия, подобные тем, что создал воспитанникам Крюков. На вопросы, в чем секрет его успеха, учитель отвечал всегда одинаково: «В том, что мы семья. Не в бюрократическом смысле семья, а семья по состоянию наших взаимоотношений». Но Рюмин был бы плохим оперативником, если бы безоговорочно доверился только официальной информации. В его распоряжении была и другая. Наружное наблюдение за территорией «Омеги» продолжалось и скрытые камеры ежедневно фиксировали все происходящее в детдоме. Рюмин уже успел изучить распорядок дня. Жизнь семьи текла спокойно и размеренно. С утра педагог собирал детей на летучку и распределял обязанности по хозяйству. Сам Крюков отправлялся в город по делам, а подростки хозяйничали в детдоме. К обеду учитель возвращался, и все свободное время проводил с детьми. Порой сам играл с ними в незамысловатые спортивные игры. Все это выглядело точь в точь, как в телесюжетах. Но было и кое-что, чего репортеры, видимо, не заметили. Крюков обучал мальчиков приемам рукопашного боя. Конечно, мужчина должен постоять за себя, ничего подозрительного в этом не было. Однако дрались между собой не только мальчики, но и девочки. А педагог, мало того, что наблюдал за схваткой, но и судил поединок. Это что и есть передовые педагогические методы? Между тем экспертиза закончила исследование писем. Вывод экспертов был однозначен: их автором был ребенок в возрасте от 12 до 16 лет. Проще говоря – подросток. Именно этим объяснялись школьный почерк, незавершенность фраз и изобилие ошибок. У Рюмина не оставалось сомнений: письма писал один из воспитанников детдома «Омега». Но кто из восьмерых? И почему он так ненавидит и страшится своего учителя? Тем временем потрошитель вновь напомнил о себе. Обезображенный труп нашли в полосе отчуждения вблизи железной дороги. Именно в день совершения этого убийства Крюков на несколько часов отлучался из детдома. Опять совпадение? Чаша терпения оперативников переполнилась.

Та самая Татьяна которая написала анонимку в милициюТа самая Татьяна которая написала анонимку в милициюЗадержание директор детдома КрюковаЗадержание директор детдома КрюковаКрюков и его дети, которых он насиловалКрюков и его дети, которых он насиловал

От Рюмина потребовали ясности, доказательств вины или непричастности Крюкова. От наружного наблюдения по прежнему было мало толку. И Рюмин решил выяснить, что происходит внутри детдома. Позвонив Крюкову, он представился корреспондентом популярного журнала и договорился о встрече. Рюмина на нее сопровождал эксперт-криминалист, выдававший себя за фотографа. Директор охотно рассказывал Рюмину о себе и о педагогике, был крайне любезен. Фотокорреспондент то и дело щелкал фото за фото. Когда Рюмин внимательно разглядел снимки, одна деталь заинтересовала его: на правой руке выше локтя у Крюкова была татуировка, каких Рюмину раньше видеть не приходилось. Это не была уголовно-лагерная или армейская символика. Татуировка изображала древний магический символ, так называемую, «манголу», а на другой фотографии была отчетливо видна такая же «мангола» на плече воспитанника Максима. Подражание любимому учителю? Зачем у Крюкова в детдоме кроме микроавтобуса было две иномарки? Импортная видео и аудио техника, шикарная мебель. На шутливый вопрос Рюмина «Откуда такое богатство?», тот ответил «Спасибо спонсорам». Рюмин решил проверить всех лиц и организаций, оказывавших помощь «Омеге». Между тем убийства прекратились, Потрошитель видимо почуял облаву и затаился. Но это не могло обмануть сыщиков. Андрей Чикатило лежал на дне больше года, что не помешало ему затем совершить еще одну серию зверских убийств. Итак, у Рюмина было множество сомнений и не было ни одного ответа, в том числе и на главный вопрос: кто из детей автор писем и чего он так боится? Рюмин выяснил, что первые основные средства Крюков получил из-за рубежа. Гражданка Франции Сесиль Ланкоф, русская по происхождению, узнав из прессы о злоключениях педагога новатора, оказала ему значительную материальную помощь. С тех пор, в течении нескольких лет она щедро финансировала «Омегу», но ни разу не удосужилась прибыть в Москву и познакомиться с Крюковым. В России ее интересы представлял адвокат Александр Гуревич. Рюмин решил встретиться с ним, претворившись, на сей раз, новым русским, желающим посоветоваться с основным спонсором, чем бы он мог помочь детдому? Адвокат встретил его любезно, но от скоропалительных шагов предостерег. В последнее время у Гуревича появились сомнения в правильности расходования Крюковым поступающих средств. Адвокат поставил об этом в известность Сесиль Ланкоф. Крюков был этим очень недоволен. Днем позже Сесиль Ланкоф сама должна прилететь в Москву и на месте решить конфликт. Рюмин уже прощался с Гуревичем, когда адвокат обронил фразу, от которой у сыщика внутри все перевернулось, в один миг он понял все. Письма анонимного воспитанника, вовсе не были полным бредом. Теперь Рюмин был уверен, что дело почти раскрыто и поспешил в управление, чтобы поделиться новостью с коллегами. Но у коллег тоже были новости самыhе неожиданные. В этот день Крюков преподнес службе наружного наблюдения сюрприз. Около девяти часов утра Крюков вывел из гаража свою «газель». В салон машины погрузили продолговатый предмет, обернутый в ткань и штыковую лопату. В микроавтобус сели сам Крюков и трое воспитанников: Ирина, Татьяна и Михаил. Провожал их Максим. На этот раз у оперативников не было права на ошибку: упустить Крюкова было нельзя. «Газель» вновь двинулась по Ленинградскому, шоссе и на знакомом повороте Крюков свернул в лес. Но на этот раз сыщики даже не пытались следовать за ним. В лесу объект поджидала другая группа оперативников. Михаил, вооружившись лопатой, принялся копать на опушке леса яму. Это, по началу, не заинтересовало сыщиков. Их внимание целиком было приковано к продолговатому предмету. Предмет оказался обрезом винтовки. Воспитанники и учитель по очереди сделали несколько выстрелов в сторону леса. Сомнений не было – Крюков обучает детей обращению с огнестрельным оружием. Патроны у педагога были боевые. Крюков осмотрел яму и помог засыпать ее землей. Все четверо сели в микроавтобус и отправились в сторону Аэропорта «Шереметьево–2». Педагог с воспитанницами смешались с толпой у выхода из таможенного коридора. Крюков постоянно озирался, поймав его взгляд, оперативники увидели другого воспитанника детдома Максима. Как он оказался в аэропорту. Объявили о прибытии парижского рейса. Произошло непредвиденное: Татьяна исчезла. Промотав пленку обратно, оперативники увидели, что за спиной Татьяны возник Максим, и, зажав ее рот рукой отвел в сторону, где они сели в иномарку Крюкова. Директор и остальные воспитанники сели в газель и отправились в обратный путь. Они вернулись на опушку леса, где максим и Татьяна принялись снимать дерн с вырытой ямы. Минут пять, спустя, на поляне появилась и «Газель». Крюков еще раз подростки вновь заложили ее дерном, сели в машину и вернулись в детдом. Что это за бессмысленная езда была туда-сюда? В конце беседы с адвокатом, Рюмин уточнил время прибытия мадам Ланкоф. «Они прилетают завтра вечером. Она давно обещала Мишелю показать Кремль». Мишель был двенадцатилетним сыном мадам Ланкоф. Будучи единоличным хозяином детдома Крюков в течении многих лет безотчетно распоряжался средствами. Забота о детях превратилась в прибыльный бизнес. Теперь ему грозила ревизия. Что, если он решил похитить ребенка, чтобы шантажировать генерального спонсора. Завтра рейсом из Парижа прилетит мадам Ланкоф, Крюков поедет встречать ее. Воспользовавшись сутолокой, он отвлечет мадам Ланкоф, а Максим похитит ребенка. Яма на опушке леса – это могила для Мишеля. Сообщники педагога – его ученики. А то, что зафиксировали камеры оперативников – было репетицией похищения. Роль Мишеля в ней сыграла Татьяна. Рюмин настаивал на немедленном аресте Крюкова. До прибытия в Москву мадам Ланкоф оставались сутки…

Девочка из детдома Крюкова которая избивает спонсоровДевочка из детдома Крюкова которая избивает спонсоровДокументальный фильм Крюкова Ночь вамировДокументальный фильм Крюкова Ночь вамировКрюков за решеткой сказал только одно слово что он вернется и всех убьетКрюков за решеткой сказал только одно слово что он вернется и всех убьет

В течении девяносто седьмого и девяносто восьмого годов в Московских парках совершается несколько однотипных убийств, все говорит о том, что в городе появился новый маньяк-потрошитель. Расследующий эти преступления, старший уполномоченный МУРА Александр Рюмин однажды получает анонимное письмо с утверждением, что одно из этих убийств совершил некий Дмитрий Крюков, более того, неизвестный автор сообщал, что его следующая жертва – какой-то Мишель. Рюмин выясняет, что Крюков личность достаточно известная: директор первого в стране частного детского дома пользуется популярностью у коллег, , о нем восторженно пишет пресса, телевидение снимает многочисленные репортажи, а из-за рубежа поступают солидные спонсорские пожертвования. Но следующую жертву неизвестного маньяка находят как раз в том месте, мимо которого ежедневно проезжает Крюков. Оперативникам приходится установить за педагогом новатором скрытое наблюдение, выявившего немало странного в его поведении. А когда Рюмин отправляется к адвокату главного спонсора Крюкова – француженки мадам Ланкоф, то узнает, что она на днях прилетает в Москву со своим двенадцатилетним сыном Мишелем. Зловещее предупреждение анонимного письма «Похитить и убить Мишеля» подтверждалось. До прибытия в Москву мадам Ланкоф с Мишелем оставались сутки.
Итак, Крюков действительно собирается похитить Мишеля, сына своей благодетельницы. А вырытая в лесу яма не двусмысленно указывает: и убить. Необходимо срочно арестовать директора «Омеги». Но что ему можно будет предъявить в качестве доказательств? Анонимку? Несерьезно. Видеосъемку скрытого наблюдения и отчеты сотрудников в наружки? Рюмин, пообщавшись с Крюковым в качестве журналиста, уже слышал, как тот умеет пафосно читать ему лекции о Сталинско-Бериевских методах работы, по отношению к кристально честному человеку, посвятившему всю свою жизнь самому святому – детям. А что касается финансовых нарушений в его детдоме, то это ему вменить не удастся, пока не появится мадам Ланкоф, а как известно путь Сесиль Ланкоф к адвокату Гуревичу, лежит через аэропорт «Шереметьево», где и должен быть похищен Мишель. Оставалось, правда, оружие. Но наверняка Крюков в дни, непредназначенные для учебных стрельб, его хорошо прятал. Так или иначе, немедленный арест Крюкова до прилета Мишеля ничего, кроме новых проблем сыщикам дать не мог. А задерживать его с поличным, то есть в момент похищения мальчика было бы большим риском. Но поскольку этот вариант становился единственным, к нему нужно было как следует подготовиться. Рюмин с коллегами разрабатывает план задержания Крюкова под кодовым названием «Мишель». Кроме постоянно осуществляемого наблюдения за детским домом по всей трассе до аэропорта «Шереметьево», предполагается выстроить усиленные посты переодетых в штатское оперативников. Во всех отделениях милиции прилегающих районов будут держать в полной готовности патрульные экипажи на случай возможной погони. И наконец, предупреждаются все службы аэропорта «Шереметьево – 2», в некоторые из них так же вводятся переодетые оперативники. Особенно много их должно быть среди частных водителей, которые постоянно крутятся у дверей, возле которых по плану Крюкова и должен быть схвачен Мишель. К концу дня к операции все было готово, но поздно вечером в райотделе милиции раздался телефонный звонок, и срывающийся девичий голос сообщил, что сегодня днем из детского дома неожиданно исчезла одна из воспитанниц – Татьяна. Когда дежурный попытался уточнить подробности исчезновения девочки, трубку бросили. Спустя пол часа, оперативникам удалось связаться с директором детдома. Поначалу Крюков изображал неподдельное удивление, но постепенно становился все более раздраженным. «Я не знаю, кто вам дал такую информацию, у меня все дети на месте!» Теперь Рюмин понял все, убежавшая сегодня из детдома воспитанница Татьяна и есть автор анонимных писем. Рюмин даже начал корить себя, что не смог вычислить ее раньше, среди воспитанниц Крюкова. А теперь она сбежала, потому что потеряла надежду на помощь со стороны милиции, то есть его – Рюмина. На экстренном ночном заседании оперативного штаба было принято решение: немедленно задержать Крюкова. Ранним утром 20 августа девяносто восьмого года группа захвата окружила детский дом «Омега» и проникла на его территорию. Постоянно помня о том, что у Крюкова есть оружие, оперативникам приходилось действовать крайне осторожно. В первую очередь под угрозой могла оказаться жизнь детей. К счастью сработали слаженно и молниеносно. Когда ворвались в кабинет директора, Крюков и глазом не успел моргнуть, как оказался в наручниках. Перед тем, как сесть в милицейскую машину, он сказал перепуганным воспитанникам: «Вы у меня еще поплачьте, ребята». Это были его первые и последние слова. В дальнейшем и на предварительном следствии, на суде и вплоть до объявления приговора он не произнесет ни единого слова. Оперативникам, впрочем, были нужны не столько его слова, сколько анализ его крови. Под ногтями последней жертвы неизвестного маньяка-потрошителя остались сгустки застывшей крови, скорее всего принадлежавшие убийце. Отчаянно сопротивляясь насильнику, она, видимо расцарапала ему лицо. Но тщательно проведенная экспертиза однозначно установила: это была кровь не Крюкова. Значит, директор детского дома на самом деле не имел никакого отношения к серийному убийце. Но это не означало, что он не виновен ни в чем другом. О том, что внутри детского дома происходят более, чем необъяснимые вещи, подтвердилось уже во время задержания Крюкова. Ворвавшимся во внутрь оперативникам, более всего опасавшимся за жизнь и здоровье детей, как раз одна из воспитанниц и оказала яростное сопротивление. Девочка буквально набросилась на сотрудников милиции с самодельной бейсбольной битой, больше напоминающей дубину, и унять ее оказалось не так-то просто. Теперь все надежды Рюмина были на обыск. И он увенчался успехом. В книжном шкафу обнаружили обрез винтовки Мосина, из которой педагог-новатор учил стрелять своих воспитанников по банкам. Но это было только начало. Как скоро выяснилось, детдом «Омега» оказался неплохим оружейным складом. В самом пикантном месте оперативники даже обнаружили пистолет Макарова. Следующие находки были не менее зловещими. В одном из подвальных помещений детдома на бетонном полу и стенах обнаружили мотки веревки и многочисленные засохшие пятна бурого цвета. Как позже установила экспертиза – это была кровь. Первые дни после ареста Крюкова, воспитанники выглядели ошеломленными и подавленными. Ясно было одно – дети боятся говорить правду. В течении многих лет Крюков был для них единственным авторитетом: а что если он вернется, и действительно накажет их за излишнюю разговорчивость? Но постепенно дети все-таки разговорились и Рюмину стали раскрываться страшные тайны первого в стране частного детского дома. Стал ясен и весь зловещий план Крюкова по устранению Мишеля. Когда адвокат Гуревич, потребовал от директора «Омеги» отчет о расходовании средств, тот занервничал. Ведь в действительности, его просто взбесило сообщение о предстоящем визите Сесиль Ланкоф, и близился конец его вольному обращению со спонсорскими деньгами. Тогда в голове педагога и созрел дьявольский план.

Урок педагогического мастерства, преподанный Татьяне, Крюков также не забыл снять на видеокамеру. Раздев девочку догола и привязав ее к водопроводной трубе, директор из этой самой винтовки стрелял ей по ягодицам. А затем приказал воспитанникам избить ее. Закончив урок, Крюков вновь запер Таню в подвале. «Лена приносила мне каждый день еду, ко мне сюда больше никто не подпускался». Но когда в очередной раз Лена принесла подруге ужин, Татьяны в подвале не оказалось. Ночью девочке удалось проломить гнилую дыру в стене, вырваться из подвала и бежать из детдома. Ее поступок поколебал безропотную покорность других воспитанников. Улучив момент, когда Крюкова не было в детдоме, одна из подруг сняла телефонную трубку и сообщила об исчезновении Татьяны.
Двадцать шестого августа в приемную МУРА пришла измученная и полуголодная девушка, это была Татьяна. Больше недели шаталась по чердакам, ездила в зад-перед на пригородных электричках, опасаясь мести наставника. Она не могла знать, что все это время ее мучитель уже находился за решеткой. Но до этого дня и членам триады и воспитанникам Крюкова пришлось еще много чего пережить. На нескольких полках за книгами, в том числе и по сатанизму, хранились десятки аудиокассет, на которых хранились сотни самых невероятных сюжетов. Новый Макаренко оказался по-круче Хичкока и Спилберга вместе взятых. Самым невинным из видеосюжетов, снятым директором вместе со своими воспитанниками оказался фильм ужасов под названием «Ночь вампиров». Сам Крюков исполнял роль доброго мага, который находит в подвале куклу и воскрешает ее. У куклы почему-то вместо головы – череп. Преобразившаяся таким образом кукла сама становится магом и наделяется способностью воскрешать умерших. Все воскрешенные ею становятся, естественно, ведьмами или вампирами. Дальнейшее развитие сюжета не отличается оригинальностью. Превращаясь в вампира, воспитанники, естественно жаждут крови, кусают своих товарищей, после чего, все они становятся бессмертными. Все это вызывает глубокое удовлетворение у любимого воспитателя. В финале он сообщает, что это была всего лишь увертюра. Самое интересное зрителей ждет впереди. И Крюков зрителей не обманул. Правда этими зрителями оказались оперативники. Постепенно из кадров видеостудии и сбивчивых показаний воспитанников, достраивалась картина ада, который царил в детском доме «Омега». «Он позвал меня в свой номер, закрыл дверь и начал раздевать. Я просила его этого не делать, но он не остановился. Он меня изнасиловал, а потом пригрозил, если расскажешь кому-нибудь – убью». «Я думала, что он будет меня, так как он привязал мои руки к кровати. Я стала кричать, но он залепил мне рот лейкопластырем. И он меня изнасиловал, и дальше это повторялось довольно часто». Тех, кто осмеливался перечить педагогу, допускал какую-нибудь провинность, жестоко наказывал на глазах у остальных. А чтобы не допустить возникновение заговора, порой поручал исполнение наказания самим воспитанникам. «Крюков сильно избил Женю, и когда Женя скулил и просил, чтоб его больше не били». А потом Крюков сказал Жене: «Сейчас я буду опускать тебя по всем правилам, и взяв палку от швабры, заставил мальчика воткнуть ее себе в анальное отверстие, а затем взять в рот половой орган другого воспитанника. После этого провинившийся жил неделю в подвале. Раз в день Крюков разрешал приносить ему еду. Показания Жени завершили картину преступлений Крюкова, которые легли в основу обвинительного заключения по делу директора детского дома «Омега». На судебном процессе все долго не могли понять, как удавалось Крюкову в течении долгих лет водить за нос власти, прессу, меценатов. Ведь детский дом «Омега» неоднократно посещали комиссии, где были их глаза? Все, кому судьи задавали этот вопрос, отвечали: внешне все выглядело благопристойно. Правда пару раз кто-то обращал внимание на синяки и шишки у ребят, но этому следовало стандартное объяснение, типа упал с лестницы. А Крюков при этом добавлял: «Это потому, что лестница старая, кстати, дайте денег на ремонт». Деньги, разумеется каждый раз давали. Теперь ни у кого не оставалось сомнений, все деяния и помыслы Крюкова были изначально преступны. В детях, выдающийся педагог наших дней, а самом деле видел неисчерпаемый источник всех своих потребностей. Во-первых, источник наживы. Кто же не подаст несчастным сиротам, если они в таких замечательных руках. Во-вторых, он мог бесконечно удовлетворять свои педофилические и садистские наклонности. Педагогического мастерства и здесь хватало, что бы создать у детей ощущение естественности таких взаимоотношений. И лишь бдительность оперативников не дала ему стать хладнокровным убийцей. Итак, многие добросовестно заблуждались, но все ли? По ходу процесса из залов и коридоров суда вела репортажи известная тележурналиста, та самая, которая в течение пяти лет выдавала на экран хвалебные материалы о педагогическом гении Крюкова. «Я вижу их глаза, глаза этих детей. Я пытаюсь, что то сделать. Спасибо за дом». Трудно поверить, что за пять лет журналистка не заметила ничего подозрительного, видимо, как и дети была в плену у дьявольского обаяния гения. А теперь, прозрев, она с не меньшим пылом взялась его разоблачать. А в лагере воспитанников во время процесса возник раскол: одни вслух желали Крюкову расстрела, другие помалкивали. А Максим продолжал считать Крюкова своим духовным отцом. Однако ни у кого не было сомнений, что директор «Омеги» понесет суровое наказание. Но в судьбу Крюкова вмешалась судебно-психиатрическая экспертиза. Врачи обнаружили у Крюкова психопатию мозаичного типа. Так что вместо колонии, ему предстояло отправиться в психиатрическую клинику на принудительное лечение. Это известие привело воспитанников в шок. А директор, прежде, чем покинуть зал суда, впервые после ареста заговорил. Крюков пообещал расправиться с изменниками, как только освободится. Видимо он не мог смириться с мыслью, что его предали самые верные ученики. Татьяна же в своем интервью, сразу после оглашения приговора сообщила о намерениях и сами благодарных учеников: «Нам придется собраться всем вместе и придумать, как убить Крюкова до того, как он выйдет из больницы, иначе, он убьет нас. Вы слышали, он обещал!». Похоже, это были не пустые слова, учитель воспитал себе достойную смену. Старший уполномоченный государственного московского розыска Александр Рюмин, погрузившись в текучку новых дел, мысленно возвращался к делу Крюкова. Он постоянно ловил себя на мысли: почему занимаясь в течении долгого времени поисками орудовавшего в Москве серийного маньяка-убийцы, он вышел на директора детского дома? Какая дьявольская сила связала в один узел известного потрошителя и педагога-оборотня? В сущности ведь это была абсолютная случайность. Шли месяцы, и Рюмин стал постепенно забывать об этом. Но в июне девяносто девятого года, в очередной сводке из дежурной части ГУВД города он обнаружил информацию: в одном из районов Москвы вновь обнаружен изуродованный труп девушки. Ближайший ориентир – бывший частный детский дом «Омега».


Источник: http://www.crimerussia.tv/index.php?newsid=95


Закрыть ... [X]

10 ошибок при выборе и установке септика (фото) Дизайн однокомнатной квартиры для троих


Дом в трубе фото

В сетях дьявола - Крюков и детский дом Омега

Дом в трубе фото

Американка в сантехнике Частный дом

Дом в трубе фото

Полет в аэродинамической трубе

Дом в трубе фото

Ввод в дом при помощи СИПа

Дом в трубе фото

Ввод электричества в дом

Дом в трубе фото

20 красивых и простых причесок на средние волосы

Дом в трубе фото

«Сонник Туфли приснились, к чему снятся во сне Туфли»

Дом в трубе фото

Более 25 лучших идей на тему «Современный дизайн дома» на

Дом в трубе фото

Виктория Бекхэм и ее прически / виктория бекхэм прически фото

Дом в трубе фото

Гель-лак дизайн на короткие ногти 2017 (50 фото)

Дом в трубе фото

Дизайн кухни в квартире-студии: 11 главных принципов (60 фото)

Дом в трубе фото

Доска объявлений Горно-Алтайска и Республики Алтай